В борьбе за небо — 3

Школьники из села Ермаковский, каждый желающий смог посидеть в двухместном планере Бланике.
20.07.17, Марина ШАБАНОВА, Ведомости НСО

В Новосибирской области закрыли единственный частный аэродром для полётов на планерах — под угрозой срыва оказался чемпионат СФО, намеченный на 22 июля.

Планерный полёт

«Решёты» — один из первых в России частный аэродром для полётов на планерах — организовал в 2012 году пилот и спортсмен Владимир Кочкин. В России таких по пальцам пересчитать. Не от хорошей жизни и не с целью заработать денег построил авиатор собственный аэродром. Система ДОСААФ, из которой вышли практически все поднимающиеся сегодня в небо России и благодаря которой в советские времена наша страна занимала лидирующие позиции по малой авиации, стала разваливаться и умирать. Перевод Добровольного общества содействия армии, авиации и флоту на самоокупаемость отправил его в крутое пике: в Новосибирской области из нескольких аэродромов ДОСААФ фактически остался только бердский, авиационная техника не обновляется, ветшает и списывается. В начале июля Федерация планерного спорта России забила тревогу: аэроклуб ДОСААФ бросил планеры на Бердском аэродроме под открытым небом.

Участники Чемпионата СФО 2016 года у планера победителя Вячеслава Чехова.
Так, чтобы иметь возможность летать, Владимир Кочкин с товарищами создали некоммерческую организацию — Новосибирский областной спортивный авиаклуб. Землю взяли в аренду в селе Решёты Кочковского района, что в 20 километрах от райцентра, и у аэродрома появилось имя — «Решёты». Построить аэродром непросто, требуются большие административные, технические и финансовые вложения.

Авиаторы говорят: любой аэродром, доставшийся от СССР, — не просто клочок земли, а национальное достояние. С таких вот «стартовых площадок» все они совершали медленный, но верный подъём в небо. Стругать свои первые самолётики Владимир Кочкин начал ещё в семилетнем возрасте, в школе увлёкся планерами, после неё поступил в Актюбинское высшее лётное училище гражданской авиации, а когда закончил его в 1995 году, не смог устроиться — профессия лётчика оказалась невостребованной. Мечтавший о небе пилот пошёл работать в автосервис и до сих пор там трудится. Но в небо тянуло постоянно, и в 2002 году он вернулся в ДОСААФ — был пилотом, спортсменом. Трижды становился чемпионом России по планерному спорту. Наконец, накопил денег и купил самолёт — самодельный, собранный умельцами во Владимире американский «Пайпер», сделанный по чертежам 1937 года одной из самых массовых моделей в малой авиации. Ему бы самому хотелось летать на планере и, поймав восходящий поток — термик, парить над землёй, но Владимир Кочкин организует соревнования и сам поднимает — точнее, буксирует на своём самолёте безмоторные планеры в небо, где его товарищи выполняют упражнения.
— К нам на аэродром в Решёты приезжали летать в основном спортсмены. Три года назад мы стали проводить чемпионаты Сибирского федерального округа, а в прошлом и в этом году организовали Кубок России, — рассказывает Владимир Кочкин. — Федерация планерного спорта России на следующий год предложила нам проведение чемпионата России по планерному спорту. Участников немного, ведь спортсменов в стране почти не осталось. К примеру, на Кубок России к нам приезжали десять пилотов, из них трое в возрасте около 70 лет.

Школьники из села Ермаковский, каждый желающий смог посидеть в двухместном планере Бланике.

 

Земля преткновения

65 гектаров заброшенной земли Владимир Кочкин взял в аренду у администрации Кочковского района. Из них 4 гектара расчистили под посадочную площадку, построили ангар для самолётов. Члены клуба приезжали сюда по выходным — авиация для них хобби, в которое они вкладывали собственные средства, и «Решёты» стали вторым домом. Не прятались, не скрывались за высокими заборами. Делали свою работу. Участвовали в поисках пропавших людей, вели наблюдение с воздуха. Бесплатно устраивали для школьников и всех желающих экскурсии, давали возможность посидеть в кабине учебного Бланика — «подержать в руках мечту». Авиатора Кочкина как-то даже в детский сад пригласили. Рассказывал четырёхлетним ребятам о парящем полёте, лепил с ними самолётики и запускал их, вспоминая детство. У самого Владимира два сына и дочь.
В конце июня Новосибирский областной суд оставил в силе решение суда Советского района Новосибирска: запрещено осуществлять взлёт-посадку воздушных судов для любых целей. Иными словами, все полёты на площадке «Решёты» запрещены. Облсуд не согласился с доводами, указанными в апелляционной жалобе Владимира Кочкина.
А началось всё ещё в конце прошлого года, когда Новосибирская транспортная прокуратура потребовала запретить руководителю аэроклуба «Решёты» Владимиру Кочкину использовать землю для эксплуатации воздушных судов, мотивируя это нецелевым использованием сельскохозяйственных земель.

 

Владимир Кочкин: — У меня есть самолёт с государственными номерами, есть аэродром, но я не имею права летать. Это какой-то абсурд! Кому и зачем это нужно? Говорят, из соображений безопасности. Но ведь мы — профессионалы, спортсмены.

—Мы пытались доказать в суде, что земля используется по назначению: занимаемся сельским хозяйством, косим траву, держим баранов, заключаем договоры с фермерами, имеем все документы — от актов выполненных работ до налоговых отчислений. Но транспортный прокурор и судья продолжали настаивать: что я не представил подтверждающие документы, что я делаю это с помощью самолёта, — рассказывает Владимир Кочкин. — Прокуратура отчасти права: нужно переводить землю в категорию земель транспорта. Мы этим занимаемся уже год, стараемся делать всё по закону, но это непросто, нужно убедить власти. Я выполнял все требования, которые нам предъявляли, но этот иск застал меня врасплох: о том, что транспортная прокуратура подала на меня в суд, я узнал от московских друзей, а им это стало известно из СМИ.
Участок достался Владимиру Кочкину из давно заброшенных земель, простоявших бесхозными больше полутора десятков лет. Здесь даже бурьян был невысоким по причине низкого плодородия почвы. Зато участок под аэродром имел небольшое естественное возвышение, благодаря чему земля быстро высыхала. Кочкин долго приводил его в порядок: выравнивал площадку, сеял траву и косил её, вкладывал средства, благо супруга поддерживает его в увлечении. Сейчас земля здесь более ухоженная, чем окружающие поля. Полтора десятка планеров занимали не больше половины гектара, не нарушали целостности земли, не наносили ей урон: лёгкий планер касается поверхности одним колесом шасси. В суде парящие машины потребовали убрать… совсем, в том числе личный самолёт Владимира Кочкина, с его земли, которую он получил в аренду на ближайшие 49 лет. Сейчас некошеный аэродром медленно зарастает бурьяном. На своей странице в одной из социальных сетей директор «Решёт», приглашая в гости на опустевший аэродром, выложил фото земляники, выращенной на поле, — урожай отменный!
Будучи в гостях на таком же частном аэродроме «Усмань» в Воронеже, Нина Шальнева, вице-президент Федерации планерного спорта Новосибирской области, член президиума Федерации планерного спорта России, представитель России в Международной планерной комиссии (IGC), чемпионка России и мира в упражнениях, так прокомментировала известие о закрытии аэродрома «Решёты»:
— Сегодня очень сложно работать в том правовом пространстве, соблюдать все правила и нормы, которые прописали наши законодатели. Много противоречивых и взаимоисключающих моментов, которые мешают продуктивно работать. У нас есть замечательный кадровый состав аэроклуба, несколько планеров, самолёт-буксировщик, прекрасная местность, которая позволяет проводить рекордные полёты, хорошая база для соревнований всероссийского уровня. Но мы не можем использовать эти ресурсы во благо планерного спорта. К великому сожалению…

 

Кому и зачем это нужно?

Дело против Владимира Кочкина не единственное в отношении пилотов малой авиации в Новосибирской области. Газета «Ведомости» уже рассказывала о запретительных решениях судов в отношении планериста Александра Орлова и пилотов-конструкторов отца и сына Яшаниных, о запрете на обучение спортсменов-дельтапланеристов бронзовому призёру чемпионата мира Нине Корелиной. Теперь возможности летать лишились планеристы. Подобные случаи участились по всей России, это вызвало волну недовольства: авиаторы пишут письма в ведомства, обращаются к президенту. В России нет стратегии развития малой авиации, а методы контроля за авиацией общего назначения (АОН), к которой относятся и герои наших публикаций, иначе как репрессивными не назовёшь. На пресс-конференции «Россия без малой авиации. Кому это выгодно?» в пресс-клубе Новосибирского союза журналистов Константин Малышев — юрист, занимавшийся делами новосибирских авиаторов, — отметил, что началась работа по усовершенствованию законодательства, чтобы сделать его более понятным и прозрачным, но это может занять несколько лет.
— У меня есть самолёт с государственными номерами, есть аэродром, но я не имею права летать. Это какой-то абсурд! Кому и зачем это нужно? Говорят, из соображений безопасности. Но ведь мы — профессионалы, спортсмены. На кого сейчас подали в суд? На тех, кто летает легально. «Партизаны» как летали, так и летают, а если их и поймают, то по нашим законам предъявят штраф в 2,5 тысячи рублей. Получается, выгоднее уйти в тень, — негодует Владимир Кочкин. Несколько лет он преподаёт в новосибирском аэрокосмическом лицее имени Юрия Кондратюка (сам из первых его выпускников), директор позвала вести кружок по планерному направлению. Владимир прошёл специальные курсы с педагогическим уклоном в Санкт-Петербурге. Своих 14-15-летних учеников он не учит летать — лишь читает лекции об авиации и прививает любовь к этому делу. Нынче ребята остались без практики всё по той же причине — аэродром закрыт.
— В авиации случайных людей нет, сначала рождается мечта, а уже затем человек проходит это долгий путь. Я сам его прошёл, — говорит Анатолий Фёдорович Яшанин, бывший военный лётчик с инженерным образованием, в своё время приобщавший ребятню к авиамоделизму и техническому творчеству, построивший со своим сыном, авиаконструктором Артёмом Яшаниным, уже третий самолёт. — Нужно развивать малую авиацию, заражать этим стремлением подрастающее поколение. А в данный момент ситуация такая, что нет у нас такой возможности, нас её лишили…
Марина ШАБАНОВА
Фото Андрея БАУЛИНА и из архива Владимира КОЧКИНА

Источник: ведомостинсо.рф